Я Вас нежно заДЖАЗую…

15 мая мы (Игорь Снисаренко, Елена Евтушенко, Сергей Тройников — прим. СТ-ва) шли НА Светлану Панову. Я был знаком со Светланой заочно — благодаря диску “В джазе только девушки” МКС биг-бэнд Анатолия Кролла, 1996. В таких случаях всегда испытываешь волнение особого рода: каким будет знакомство очное? Конечно, не было никаких сомнений в том, что оно будет ярким, незабываемым, особенным, но — насколько особенным? А настолько, что я занес концерт Светланы в перечень наиболее ярких музыкальных переживаний своей жизни!

Как и 24 апреля, 15 мая в зале практически не было зрителей, пришедших специально НА Светлану Панову — признанную звезду российского джаза. Вот оно — варварство отсутствия рекламы! Причем, не какой-то там специальной рекламы, а даже рекламы уровня простого информирования. В который раз пришлось морщиться в раздражении, вспоминая массированную раскрутку попсовой дребедени, — господи, во что вкладываются деньги?! И хоть бы толк какой-то был! Так нет — сбрасывают ‘бабло’, абы сбрасывать, как в бездонную бочку, и никакого удовольствия не получают…

Полный зал, безусловно, усилил бы получаемый джазовый кайф, но Светлана, как истинный профессионал, пела так, как будто свободных мест не было! Ее таланты проявились моментально: безупречная джазовая фразировка, впечатляющий диапазон; тембр голоса — приятный, обнимающий, он одновременно и мощный, и нежный: мощный — в свинговом эквилибре высочайшего уровня и предельного эмоционального вольтажа, нежный, мягкий, чувственный, чарующий — в балладном умиротворении слушателей. Вообще, балладные композиции — это особый конёк Светланы Пановой: ее искренность и достоверность подачи пленяют сердце любого слушателя.

Особо хочу отметить поразившее меня мастерство Светланы в переходе от тишины к звуку и обратно — это непередаваемо! Вспомнились Charlie Parker и John Coltrane, которые были асами таких переходов на альт- и тенор-саксофоне соответственно — Светлана творит такие же чудеса своим голосом. Этот захватывающий, возбуждающий момент будоражит сознание: вот попробуйте расслышать тот миг, где кончается тишина и начинается звук — неуловимо! Это как миг между прошлым и будущим — именно он называется ЖИЗНЬ!

Беситесь в бессильной злобе и пожирающей вас зависти так называемые ‘звезды’: вы — деланные торчки, а здесь — ИСТИННОЕ ИСКУССТВО!

В перерыве Светлана Панова любезно согласилась дать мне интервью, и мы с огромным удовольствием предлагаем Вам запись этой беседы.

Сергей Тройников (СТ-в): Светлана, прежде всего, позвольте поблагодарить Вас за эту встречу!

Светлана Панова (СП-а): Спасибо Вам, за то, что пригласили! Я с удовольствием с Вами побеседую!

(СТ-в, передавая Светлане презент): Этот диск мы принесли Вам в подарок — это запись 85-го эфира моей программы «Блюзлэнд». Вот здесь адрес нашего сайта — уже через несколько дней в рубрике «СТАТЬИ (ПУБЛИКАЦИИ, ИНТЕРВЬЮ)» появится запись Вашего интервью и фотографии с Вашего сегодняшнего выступления. Пожалуйста, милости просим!

(СП-а): Спасибо большое, мне очень приятно! Обязательно послушаю и обязательно зайду на Вашу страницу! Это очень интересно! (Светлана и ее бэндмэны рассматривают содержание диска) Вы музыкант?

(СТ-в): Нет, я не музыкант, я — профессиональный ведущий и музыковед, специализация — блюз, джаз, рок-н-ролл. В марте 2003 года мы отметили 10-летие моей эфирной деятельности.

(СП-а): Прическа у Вас — рок-н-ролльная! Впечатляет — просто вылитый Элвис!

(СТ-в): Я обожаю блюз! Я страстный коллекционер блюзовых записей! А что такое — рок-н-ролл? Да это блюз и есть — это его сынок единокровный! До 1954 года этот стиль по-другому называли — рок-н-ролл тогда именовали такими блюзовыми терминами, как Jump-Blues, Rhythm&Blues и Boogie-Woogie. Блюз, джаз, рок-н-ролл — это же музыка одной природы, одного корня!

(СП-а): Как Вам нравится наше выступление?

(СТ-в): Ваше выступление дарит бездну эмоций! Мы (Елена Евтушенко, Игорь Снисаренко — прим. СТ-ва) получаем истинное свинговое наслаждение! Нестандартные аранжировки, изумительный голос и особенно хочу отметить Ваш восхитительный дар в переходе от тишины к звуку — потрясающе!

(СП-а): Спасибо, я рада, что Вам нравится! Вы здесь еще будете?

(СТ-в): Конечно!!! Ради этого мы и пришли!

(СП-а): Во втором отделении будет специальный блок из нескольких балладных композиций — это колыбельные из новой пластинки, над которой мы сейчас с Ваней (Иваном Рахмановым — гитаристом. — прим. СТ-ва) работаем. Послушайте наши колыбельные! Я очень люблю этот жанр и считаю, что колыбельные предоставляют уникальную возможность для эмоционального, душевного общения и вокального самовыражения исполнительницы.

(СТ-в): Обязательно и с величайшим удовольствием! Светлана, хорошо, что Вы упомянули о Вашей новой работе — я как раз собирался Вас спросить о Ваших рэлизах. Пожалуйста, проанонсируйте ее!

(СП-а): Выпуск этого диска запланирован на октябрь 2003 года…

(СТ-в): …Непременно пришлите нам информацию — мы разместим анонс на нашем сайте!

(СП-а): Спасибо за предложение — воспользуюсь! Называться он будет “Колыбельные Светланы”. Это будет весьма необычная работа — в ней я исполняю известные нам с детства колыбельные в джазовом стиле. Авторы-классики: Чайковский, Танеев, Рахманинов и другие мэтры. Аранжировки пишут Иван Рахманов (гитарист бэнда сопровождения Светланы — прим. СТ-ва), Игорь Золотухин и другие музыканты.

(СТ-в): То есть, это классика в джазовых одеждах?

(СП-а): Да!

(СТ-в): И, таким образом, стилистически эту Вашу новую работу можно квалифицировать как Third Stream (Третье Течение)?

(СП-а): Third Stream?

(СТ-в): Да!

(СП-а): Есть такой термин?

(СТ-в): Да, он как раз обозначает слияние джазовой и классической музыки.

(СП-а): Ух ты — не знала!

(СТ-в): Да, первым течением называют классическую музыку, вторым — джазовую, а их микс — третьим течением! Именно в таком стиле выдержаны известные работы Луиса Кларка (Louis Clark), Рэя Конниффа (Ray Conniff), Мэрсэра Эллингтона (Mercer Ellington), Юджина Чичеро (Eugen Cicero), Гюнтэра Шуллера (Gunther Schuller) (Гюнтэр — изобретатель термина Third Stream — прим. СТ-ва), Пола Уайтмэна (Paul Whiteman), Стэна Кентона (Stan Kenton), Джона Льюиса (John Lewis) и других музыкантов, развивавших этот стиль (к обсуждению живо подключаются музыканты бэнда Светланы — Иван Рахманов (гитара), Ильдар Нафигов (ударные) и Вадим Мардихаев (бас) — слышны реплики: «Да, есть такой термин…», «Я слышал…», «Так называют…» и т.п. — прим. СТ-ва).

(СП-а): Еще готовится к выпуску моя пластинка “Джаз с друзьями” — это будет компиляция моих совместных записей с Николаем Пановым, Яковом Окунем, Виктором Аграновичем и многими другими моими друзьями-музыкантами.

(СТ-в): Светлана, в 1987 году Вы начали работать в составе знаменитого биг-бэнда Олега Лундстрема. Поделитесь, пожалуйста, Вашими впечатлениями об этой Личности!

(СП-а): Олег Леонидович Лундстрем — добрейший, умнейший, славный человек! В оркестре его ласково называют «Дедушка». Это целая эпоха!…

(СТ-в): …и, можно, наверное, сказать — кузница кадров?

(СП-а): Да, безусловно! Оркестр Лундстрема — это даже не коллектив, а настоящая семья! И могу резюмировать так: звучание биг-бэнда Олега Леонидовича — это отражение его характера!

(СТ-в): На чем Вы сейчас сосредоточены?

(СП-а): В основном, на творческой и преподавательской деятельности, в связи с чем, конечно, уменьшился объем моей клубной работы. Могу отметить не без преподавательской гордости, что в мае 2003 года — т.е. буквально на днях — моя ученица Елена Моисеева заняла 2-е место на престижном всероссийском джазовом конкурсе в Ростове, причем, 1-го места не присуждали вообще!

(СТ-в): А чем это было мотивировано? Это было что-то типа дешевых понтов особого сорта преподавателей, которые рисуются перед учениками фразами ‘а-ля’: «Пятерок я не ставлю принципиально, ибо невозможно знать физику ‘на пять’!»?

(СП-а и Иван Рахманов — с улыбками): Да, похоже! Вы точно подметили!

(СТ-в): Светлана, где Вас можно увидеть и услышать чаще всего?

(СП-а): В таких клубах, как «Синяя птица», «М-Бар», «Le-Club» и «B-2» (читается ‘Би два’ — прим. СТ-ва).

(СТ-в): Дайте, пожалуйста, Вашу оценку московскому клубному движению и его развитию.

(СП-а): В течение 5-ти прошедших лет в Москве открылось несколько новых клубов, хотя, конечно же, в масштабах Москвы это немного. Но ничего — есть подвижки: когда-то было всего 2-3 клуба, теперь их количество возросло. Однако, повторяю, их должно быть не 3, а, может, 23, или 43… или, наверное, даже 103!

(Вадим Мардихаев — подхватывает с жаром): Да, пусть в каждом районе будет джазовый клуб! Пусть даже их будет по несколько в каждом районе!

(СП-а): Появилось много новых, молодых музыкантов…

(СТ-в): …Они востребованы? Есть спрос на их деятельность?

(СП-а): Да, мне кажется, что спрос растет, растет и уровень исполнительского мастерства, предлагаются специализированные программы…

(СТ-в): …т.е., Вы оцениваете московскую клубную жизнь и ее развитие положительно?

(СП-а): Да! И особенно хорошо то, что нередко проходят джэмы. А как у Вас с этим дела обстоят?

(СТ-в): И у нас проходят джэмы! В одном из наших клубов джэмы проходят регулярно — минимум раз в неделю, на уик-энд. Периодически это происходит и в других клубах.

(СП-а): Это очень хорошо, потому что — где еще в такой мере музыкант может проявить свои творческие силы и заявить о своих профессиональных амбициях?

(СТ-в): Безусловно, на джэмах! Это апофеоз, изюминка джазового жанра!

(СП-а): Кстати, Вячеслав Преображенский ‘открыл’ меня именно на одном из джэмов: заметил и ‘сосватал’ Лундстрему!

(СТ-в): Светлана, расскажите, пожалуйста, что случилось с Ренатом Ахуновым, Международный Коммерческий Союз (МКС) которого несколько лет поддерживал джазовое движение Москвы и России?

(СП-а): МКС Рената Ахунова разорился в связи с азиатским кризисом. МКС биг-бэнд Анатолия Кролла распался, Анатолий Ошерович начал работать с малыми составами…

(СТ-в): Кто из выдающихся исполнительниц джаза в большей степени повлиял на формирование Вашего творческого стиля?

(СП-а): Прежде всего, я назову Billie Holiday! Это моя величайшая вдохновительница и самая большая моя любовь, хотя, восхищаюсь я, конечно, многими звездами, в их числе Ella Fitzgerald, Sarah Vaughan, Carmen McRae, Dee Dee Bridgewater…

(СТ-в): Светлана, предлагаю на финал пофантазировать!

(СП-а): С удовольствием!

(СТ-в): Несчастные марсиане, которые ничего не знают о джазовой музыке, возжелали с ней познакомиться. Перед Вами ответственное и почетное задание — отобрать альбомы 5-ти наиболее показательных на Ваш взгляд исполнителей для отправки на Марс! Каковой бы была пятерка Светланы Пановой? И то же самое предлагаю сделать Ивану, Ильдару и Вадиму!

(СП-а): Я бы выбрала пластинки таких титанов, как Louis Armstrong, Duke Ellington, Ella Fitzgerald, Sarah Vaughan и Charlie Parker!

(Иван, Ильдар и Вадим): Наша пятерка была бы такой: Ella Fitzgerald & Louis Armstrong — 1ый совместный альбом (“Ella & Louis”/’56 — прим. СТ-ва), Miles Davis — “Kind of Blue”/’59, Wynton Marsalis, John Coltrane и “Weather Report”!

(СТ-в): Ну что ж, мне остается только записать Ваш адрес для пересылки фотографий и поблагодарить Вас за это интервью! Удачи Вам, Светлана, во всех Ваших творческих начинаниях! Всех благ и до встречи!

(СП-а): Спасибо, было очень приятно познакомиться и пообщаться! До встречи!

15 мая 2003 года.

Радиопрограмма «Блюзлэнд» Сергея Тройникова. Интервью со Светланой Пановой.