Признание в любви к женщинам, поющим джаз

Не знаю как Вы, дорогой читатель, но я убежден, что роль женщин в джазе мало изучена, этот пробел должен быть устранен, и приступить к этому надо немедленно, сейчас, в преддверии весны и столь любимого всеми женского праздника.

Статистика неумолима и показывает, что в джазе на протяжении всей его истории царит засилье мужчин, которые прочно утвердились во всех стилистических направлениях, жанрах, разобрали все известные инструменты и напридумывали новые. Это действительно так. Но… История вокального джаза все–таки в большей степени насыщена именами женскими, и именно их в первую очередь назовет даже дилетант, отвечая на вопрос о джазовых певцах. Элла Фитцджеральд, Дайна Вашингтон, Билли Холидей, Сара Воэн, Кармен Макрей, Бетти Картер, Нэнси Уилсон, Аструд Жильберто… Пожалуй, надо остановиться, иначе вся статья будет состоять только из имен.

Интересно все же, почему в области вокала главенствуют женщины? Думаю, что ответ здесь в интригующей улыбке Джоконды, в этой гениально найденной Леонардо формуле женской души. Тайна этой улыбки — в огромном и противоречивом мире чувств и эмоций, переполняющих женскую душу. И эту тайну по–настоящему выразить можно только голосом, потому что только им можно передать тончайшие нюансы настроения и страсти. В детстве девочки поют колыбельные своим куклам, вкладывая в эти песни всю свою нежность, любовь и будоражащее их воображение будущее материнство. Голосом, наполненным болью и радостью, они сообщают миру о прощании с девичеством, о рождении ребенка. Горечь и боль в их нескрываемых стенаниях по поводу жизненных утрат и потерь, погибшей любви.

Джаз, не скованный никакими партитурными рамками, построенный на импровизации, оказался более чем кстати для тех женщин, у которых есть потребность поделиться с миром своим отношением и к вечным, и к обыденным темам и сделать это с помощью песни.

Ну вот, беглое теоретическое обоснование темы статьи готово, теперь можно перейти и к ней самой. А статья эта — о наших замечательных джазовых певицах, которые, ей–Богу, достойны того, чтобы о них говорили.

Татьяна Конькова — одна из самых ярких джазовых вокалисток, ее звезда взошла еще во времена Эдди Рознера, в оркестре которого она работала. Сколько всего было потом, какие замечательные музыканты аккомпанировали этой великолепной певице! Ее выступления — это всегда праздник для слушателей, какого бы пола и возраста они ни были. Когда я впервые услышал в ее исполнении «I’m A Fool To Want You», меня взяла оторопь: я считал, что Билли Холидэй в свое время все сказала. Однако… «Не сотвори себе кумира». У настоящего Мастера всегда есть свое отношение к теме и свой способ его выражения, тем более если разговор о вечном, о любви. С праздником тебя, Танечка.

Валентина Пономарева — цыганка, поющая джаз, jazzwomen, поющая цыганские песни. Возможно, именно цыганская ментальность, в основе которой лежит полная свобода от всех и от всего, определила ее давнюю тягу к авангарду, к спонтанной музыке, где художник не ограничен никакими правилами, догмами и законами. И она использует эту свободу на все сто: поет, рычит, щебечет, кричит — и все это для того, чтобы сделать свою валентинапономаревскую музыку. Валя удивительно контрастная певица: только что она «гоняла собаку» (*) на сцене — и вот она уже вся в царстве гармонии поет изысканнейший романс. Много любителей и одного, и другого полюса ее творчества. Валю народ любит за ее яркий талант, утонченность натуры и искреннюю человеческую доброту, излучаемую ее цыганскими глазами. С праздником тебя, Валечка.

Нора Иванова — еще одна цыганская душа, унаследовавшая тягу к музыке от своих родителей, цыганских музыкантов. В джазовом мире Москвы Нора утвердилась, имея уже приличный стаж работы в театре и в оркестре Леонида Утесова. Но она сделала свой выбор и ушла на вольные джазовые хлеба, довольно быстро став популярной и востребованной певицей. Вы никогда не слышали, как Нора поет? Послушайте, если только она не заговорит, не запоет вас. Вы никогда не видели, как Нора поет? Посмотрите, если только она не прожжет вас черными фарами своих глаз. С праздником тебя, Норочка.

Ирина Родилес — «взрывчатка», секретное оружие российского джаза: ее энергии хватает, чтобы взорвать любой зал. Ира не жалеет себя на сцене, она честна и искренна во всех проявлениях своей страсти и темперамента. Немногие из наших вокалистов решаются браться за архаические блюзы и госпелз: не очень модно, но главное — не очень просто. Ирину не смущает первое и не пугает второе. Она поет архаику и делает это в лучших традициях жанра. Ира работала со многими музыкантами и составами, но все–таки наиболее удачное инструментальное обрамление для ее таланта — это биг–бэнд Анатолия Кролла, с которым она долго и успешно сотрудничала. С праздником тебя, Ирочка.

Светлана Панова — любимица публики и музыкантов. Если бы во времена древнего Рима существовал джаз, наверняка, среди крылатых латинских выражений появилось бы такое: «Скажи, кто твои музыканты, и я скажу, какой ты певец». У Светланы этот аргумент более чем весом: она работала в биг–бэндах Олега Лундстрема, Анатолия Кролла, в звездных ансамблях Бориса Фрумкина, Алексея Кузнецова, Николая Панова, Игоря Бриля, Виктора Прудовского. Яркий талант и художественный вкус Светланы проявляется буквально во всем: и в репертуаре, и в манере исполнения, в пластичности поз и жестов и даже в ее забавных и неординарных костюмах. В последние два года Светлана больше поет дома колыбельные и всякие детские песенки, у нее ведь две дочери (Машенька, которой 2,5 года, и два месяца назад родившаяся Сонечка). С праздником тебя и твоих дочурок, Светочка.

Людмила Николаева — Маргарита, Мэри, царица Савитри, Мария. Вы в недоумении: что за перечень, что за имена? Это роли, которые исполняет Людмила в джазовых операх, идущих на сцене московского «Джаз–арт клуба». С этим новым направлением в джазе, основанным Юрием Маркиным, автором джазовых опер, связаны последние два года Людмилы. Тяжело? Да. Изнурительно? Да. Коммерчески не оправданно? Да. Но безумно, безумно интересно, потому что это — настоящее искусство. Надо отдать должное Маркину: он любит своих героинь и пишет для них необычайно красивые партии. Надо отдать должное Люде, она прекрасно исполняет эти партии. С праздником тебя, Людочка.

Ира Тамаева, Аня Бутурлина, Мария Тарасевич, Наташа Кудрявцева, Оксана Михайловская, Олеся Шерлинг, Юля Величко, Инга Яник, Татьяна Комова… — о каждой из них хотелось бы написать отдельно и поздравить каждую. Но есть неумолимые требования к объему статьи, и нарушить их нельзя. С праздником вас всех, дорогие, талантливые, преданные джазу, успехов вам.

Вернулся я к началу статьи и понял, что забыл сказать об основной роли женщин в джазе. А эта роль вечная, и она в том, что во все времена и в любых областях деятельности все подвиги и творения мужчин всегда совершались ради женщин. Этого требует мужское тщеславие и честолюбие. Джазовые музыканты — не исключение, и на их творчество женщины также всегда оказывали благотворное влияние. Обратите внимание, как часто в названиях джазовых композиций встречаются женские имена и слово «любовь». Интересно, несмотря на то, что джазу более 100 лет, до сих пор нет точного определения слова «джаз», поэтому я предлагаю свой вариант из перефразированной советской классики: «Мы говорим Джаз, подразумеваем Женщина. Мы говорим Женщина, подразумеваем Джаз».

(*) Гонять собаку, собачатина (музыкальный сленг) — исполнять авангардную музыку.

Александр Эйдельман